Античное учение

О ха­рактерах при этом не имеет непосредственного отношения к тому, что называется античной «психологией». Действительно, психологическое со­чинение Аристотеля «О душе» носит в полной мере философский, метафи­зический характер. Душе, по Аристотелю, присуще желание, то есть стремление, она же является причиной и источником движения. В этом смысле она есть причина и сущность тела, а потому аристотелевская пси­хология скорее имеет генетическое родство с античной физикой — наукой о природе (physis), чем с учением о характерах. Если психология коренится в метафизике, то какова природа антич­ной характерологии? Каким образом формируется представление о лично­сти в античной культуре? В трактате «О душе» Аристотель ни словом не обмолвился о характерах, однако значительное место отведено характерам в этических сочинениях и, конечно, в «Риторике» Дело в том, что ближайшим «характеру» по значению является термин «этос» (ethos), который означает некоторую устойчивость человека, нрав. Характер и личность поэтому выражают некоторую внеисторическую структуру чело­века. Античная этика учит, в частности, тому, как обходится с тем или иным характером, а точнее, техникам достижения и сохранения блага гос­ударства (polis) через отношение с другим и переживание истории. Как мы видим, «характер» представляет собой данное судьбой, богами порочное качество человека, которое требует от своего носителя определен­ных техник. Далее, «этос», будучи прямо связанный по смыслу с театраль­ной ролью, означает все же в первую очередь особые устойчивые характе­ристики речи, ее стиль. Именно через эту связь «характер», и «личность» открывают нам свою истинную — риторическую — природу. Таким образом, личность означает как застывшую «личину», так и «маску», под которой могут сокрыться многие желающие высказаться.

Комментарии запрещены.