Потребности

Представления о человеке в зороастризме

Зороастрийская традиция сформировалась в среде древнеиранских племен (бактриев, мидийцев, персов и др.) благодаря проповеди пророка Заратуштры, время жизни которого традиционно относят к концу VII— началу VI в. до н.э. Несмотря на наличие ряда социально-политических положений, проповедь Заратустры представляет собой яркое религиозное учение, отстаивающее, прежде всего, существование единовластного асура, то есть «бога», «господина» (отсюда и его имя — Ахурамазда), наступление новой вечной эры добра и признающее из всего ряда извест­ных жертовоприношений только огненнные, толкуя свет и огонь как путь к бессмертию. На сегодняшний день зороастризм находит своих привержен­цев преимущественно в Иране и Индии.

В зороастрийской традиции, человеческое существо состоит из тела и души (фраваши). Фраваши способны причинять живым добро и зло, они нуждаются в пище, питье и одежде и после смерти сохраняют те же вкусы и привычки, что и при жизни. Они остаются в обществе своих живых род­ственников, разделяя с ними печали и радости, тяжкие труды и удоволь­ствия. Деторождение, здоровье скота, плодородие полей зависят от распо­ложения фраваши, которые влияют на небесные тела и, таким образом, способны обеспечивать благосостояние коллектива. В первые три дня по­сле смерти человека фраваши блуждает вблизи тела, Читать далее

Проблема потребностей в современной социологии

С позиций современной социологии человеческая потребность — это «объективно-субъективное» явление. Объективность потребностей заклю­чается в том, что они отражают воздействие общества на сознание и деятельность отдельного человека или социальной группы. Субъективный ас­пект потребностей связан с тем, что они выражают это воздействие в спе­цифической, сугубо индивидуальной форме.10 Однако, социологические исследования, как правило, сосредотачиваются на объективной стороне потребностей. На сегодняшний день в социологии по отношению к изучению по­требностей преобладают эмпирические и статистические методы исследо­вания (опрос, наблюдение, анализ документов, корреляционный анализ, факторный анализ и т.д.). С их помощью изучается динамика изменения потребностей отдельных людей, групп и социальных общностей. Боль­шинство проводимых в настоящее время эмпирических исследований по­требностей разных групп населения направлены на решение прикладных задач (развитие региона, формирование молодежной политики и т.д.). Несмотря на то, что тема потребностей человека в социологии пока тщательно не проработана, все же можно говорить о существовании своей научной традиции их изучения. В частности проблеме формирования и проявления потребностей человека посвящены работы следующих социо­логов: М. Вебер, М. Хальбвакс, И.В. Читать далее

Социополитический характер современных феноменов голода и избыточного веса

Современный продовольственный кризис грозит миру массовым го­лодом. Сегодня под угрозой голода оказались многие государства, а не только самые нищие и отсталые страны Африки. Многие ученые считали, что в условиях бурного развития науки и техники такое явление, как голод, исчерпало себя, но реальность дает совершенно иные прогнозы. Создавшуюся ситуацию аналитики оценивают как крайне пессими­стическую. Согласно мнению западных экспертов, продовольственный кризис — более серьезная проблема, чем падение курса акций и замедление экономического роста и даже чем международный терроризм. Выявляю­щаяся в таких обстоятельствах проблема голода представляет собой гло­бальную угрозу, поскольку голод, как показывает культурная история, со­провождается общим регрессом в области образования, равноправия, общего культурного уровня т.д. Кроме того, голод вместе с бедностью по­рождает угрозу мировой безопасности. Поэтому из вопроса морали борьба с голодом превращается в вопрос выживания. Противоположной пробле­мой современного общества является проблема избыточного веса. Животные, как известно, не обжираются, они едят в меру, эту меру им указывает сам инстинкт голода. Совсем другая картина с человеком. Для него обжорство, ведущее к многочисленным болезням, обычное явле­ние. Животные едят тогда, когда они хотят есть, у них нет точных часов еды. Порядок и способы приема пищи у них регулируются самим инстинк­том Читать далее

Разорванность человека на мужскую и женскую половину

Их нельзя свести к специфике биологической потребности. Такой ограниченный взгляд на сущностную потребность человека в любви свойственен только позитивизму. В стремлении, обреченных на смерть, двух человеческих существ, можно опознать при тонком взгляде на этот феномен — волю двух влюбленных к некой вечной жизни, к вечности во времени, не взирая, на знание о бренности своего существования. Именно обреченность на смерть, как обретение вечности в объятии, делает любовников любовни­ками, выводя из оценочных рамок биологического исследования. Любовь и смерть — основные потребности человеческого существования, испытывая их, человек понимает и разворачивает смысловой горизонт своего суще­ствования — бытие во времени и бытие по ту сторону времени. Культурные формы, которые создает человек, обусловлены нашим разумом, познавательной структурой познавательной способности. Этот разум принадлежит конечному существу, который творя культуру, опреде­лен и обусловлен в своем существовании смертью, трудом, господством и любовью, дистанцирован от предполагаемого разума божества или миро­вого духа — «измеренный божественной меркой, человеческий разум ока­зывается несущественным, убогим, жалким, тусклым огоньком, изгнанным в дальние дали от сияния, озаряющего вселенную». ‘5 Но что помогает че­ловеку преодолеть страх смерти, желания господства над равными, дает возможность отыграть у труда Читать далее

Идея необходимости следования людей общим социальным установ­кам и нормам

Она детально разработана в работах О. Конта. Во-первых, уна­следовав от своего учителя А. Сен-Симона тезис о необходимости иссле­дования социума по аналогии с природой, Конт постулировал действие в нем «вечных законов». Причем в качестве основной закономерности он рассматривал «временность» любой социальной структуры. Отсюда и вы­растает охранительное воззрение ранней социологии: социальные институ­ты, развиваясь «естественным образом», не нуждаются в коррекции — лю­бая насильственная перестройка их, согласно Конту, провоцирует ухудше­ние совместной жизни людей. Поэтому действия индивида должны направляться потребностью беспрекословного подчинения им. Человек должен трудиться на общее благо и действовать в соответствие с директи­вами «правящей рукой» власти — таков облик главных потребностей, к ко­торому, с точки зрения Конта, должны стремиться люди.Второй фундаментальный закон социальной жизни, выделенный Контом, — это закон социальной динамики. Он заключается в том, что с развитием социальных структур совершенствуются и сущностные спо­собности человека «ум и общительность». Эту идею прогрессивного раз­вития природы человека Конт позаимствовал у философа-просветителя и экономиста Ж. Тюрго, уже в XVIII веке выдвинувшего тезис о прохожде­нии социума по прогрессивной линии через три стадии — религиозную, спекулятивную, научную. На основании Читать далее

«Наплыв» аффектов и настроений

Он не только испытывает, но и способен некоторые из них культивировать, а некото­рые — избегать. Таким образом человек реализует обращенность к своей чувственности. Он не только пассивно усваивает все открывающиеся тео­рии, но и располагает возможностью выстроить альтернативу к какой-либо из них. На этом пути он осваивает свою обращенность к сфере знания. Но и шире. Даже в обыденных жизненных ситуациях человек присутствует как обращенность. Радуясь друзьям и сохраняя верность любимым, он раз­вивает способность обращенности к окружающим его людям. Осознавая необратимость собственных действий, вспоминая нечто или намеренно не­что забывая, он осваивает обращенность к своему прошлому. Говоря ина­че, способность обращаться к себе самому и всему окружающему есть по­стоянная черта человеческого существования. Живущее сознание, неудовлетворимое желание, культурная традиция, язык — вот ключевые условия для всего многообразия возможностей человеческой обращенности. Обращаясь к чему-либо, человек может соглашаться с происходя­щим, принимать его как единственно возможное, говоря условно, «раство­ряться» в нем. Но может выстроить к нему и контр-позицию, из которой любые закономерности предстают как подлинно чуждые, не проверенные в его собственном Читать далее

Вторая сигнальная система как необходимый параметр челове­ческого существования

В свое время Б.Ф. Поршнев подверг настойчивой критике понятие ретардации — врожденного недоразвития у человека системы наследствен­ных инстинктов. Советский палеопсихолог доказывал, что отнюдь не из­начальная «свобода» человека от врожденных инстинктивных реакций на определенные ситуации позволила ему выйти за пределы жесткой биоло­гической предопределенности, управляющей существованием иных жи­вотных видов. Переход к словесно и социально обусловленным реакциям стал возможен благодаря регулированию высшей нервной деятельности посредством второй сигнальной системы.

Как уже говорилось, вторая сигнальная система — это не просто си­стема тех звуковых сигналов, которые мы произносим и слышим, но и ра­бота головного мозга по обобщенному отражению явлений и предметов. Конечно, мышление, сознание, воля, личность — это вовсе не иные наиме­нования речевой функции, но ее сложные производные. Животное может многое «открыть» в вещах сверх взаимосвязи простых компонентов, например, отношение их величин или светлости, но его встреча с новыми аспектами предметов всегда ограничена узнаванием «того же самого» под изменившейся видимостью. Изобретать же, то есть предвосхищать несу­ществовавшее прежде, оно не в силах, поскольку подобная способность обусловлена наличием второй сигнальной системы. Итак, человек выбирает сознательную цель, дает самому себе внут­реннюю Читать далее

Изучение потребностей человека

Этот вывод открывает путь для экзистенциально-феномено- логического введения в, в рамках которо­го их культурно-историческая многоликость выводится из различных сце­нариев игры одних и тех же актеров — сущностных черт человеческого бы­тия. В качестве введения в анализ человеческих потребностей данный под­ход наиболее подходящ, поскольку он удачно сочетает в себе реалистич­ность и теоретическую продуктивность. Его реализм состоит в признании, что потребности человека — это всегда культурно обусловленные запросы. Действительно, под нашими самыми, казалось бы, личностными желания­ми скрываются культурные образы и стереотипы. Мы, например, не хотим быть номинально любимыми, а требуем от любящих нас определенных слов и поступков, с которыми в нашей культуре или социальной группе связывается любовное переживание. Или, красота, к которой мы тянемся ради подъема душевных сил — это, как правило, не красота любой из суще­ствующих на белом свете прекрасных вещей, а красота, соответствующая понятию о прекрасном культуры, к которой мы принадлежим. Но человек — это существо, жаждущее и самоосуществления, что выражается в его стремлении к созданию отличий от всего известного культуре.
Иными словами, мы в своих потребностях не хотим полностью удаляться от коллектива, с которым связана наша жизнь, но мечта об уни­кальном опыте также не покидает нас.
Экзистенциально-феноменологическая антропология дает Читать далее

Система по­требностей неевропейских коллективов

В целом, все данные исследования демонстрируют, что представляет вескую альтернативу стремлениям цивилизованного европейца. В них диагностируется, что свойственное им отсутствие таких принципиальных для европейца (начи­ная с Нового времени) потребностей как в усложнении моделей познания, в техническом преобразовании действительности, в регулярном труде и экономическом успехе — не паралич, а сознательное высвобождение иных возможностей культурного развития.

По отношению к европейскому опыту феномен изменчивости, вари­ативности потребностей людей различных эпох составил проблему для од­ной из линий разработок исторической антропологии. Сторонники дан­ного направления (М. Блок, Л. Февр, Ф. Ариес, Ж. Ле Гофф и др.) сосредо­точились на изучении тех или иных регулярных практик (т.е. действий, со­вершаемых каждодневно) европейцев ушедших эпох. Данная направлен­ность исследовательского интереса была мотивирована тем, что именно благодаря кропотливой работе с толщами эмпирического материала, вос­станавливающими картины уже неизвестного нам быта, возможно, устано­вить лицо определенного исторического периода — т.е. все создающие его своеобразие особенности. И, по большей мере, здесь использовался де­скриптивный метод. Так данные исследователи описывали, каким образом на протяжении изучаемого исторического Читать далее

Цивилизация Запада

Очагом рождения которой является Древняя Греция и Рим, высшей ценностью и потребностью человека считает чело­веческую индивидуальность, словно следуя тезису древнегреческого софи­ста Протагора о человеке как мере всех вещей. Ставка на научные дости­жения, превращение соблазна в набор пустых знаков, не более требующих ответного проявления воли, все это становится базовой культурной матри­цей этой цивилизации. Духовно-нравственная сфера подвергается эрозии, а как результат — возникновение бездуховной массовой культуры, господ­ство принципа вседозволенности, угасание духовности, секуляризация культуры. Это место и время «человека без свойств», по выражению яр­чайшего австрийского писателя XX века Роберта Музиля. Универсальными, то есть обуславливающими все культурные фено­мены, эталонами западноевропейской цивилизации становятся рационали­зирующее познание, природа как объект волевых инвестиций человека, искусство как рупор человеческой индивидуальности, коммерция, бизнес и рынок, секс, конструирование, монтаж и т.п., а в качестве основных ценно­стей и потребностей признаются утилитаристские и соматические:  по­литика; абсолют индивидуальной свободы; коммерция (польза, выго­да, прибыль);  вещь и вещизм;  эффективность и успешность; по­треблениедух предпринимательства (бизнес и рынок);  тело и телес­ность;  соблазн;  Читать далее