«Естественностью»

Позднее даосы это «здесь и сейчас» стали именовать. Путь, со­гласно Шэнь Дао, есть присутствие всеобщей истины мира и эта истина есть, в свою очередь, стихийная и безусловная перемена, которая порожда­ет самое сознание, всеобщее событие, равное, по своей сути, всеобщей со — бытийности вещей. Как утверждал основатель даосизма Лаоцзы, пра­ведный Путь есть союз знания и действия, нечто, вьющееся без конца и как будто существующее. Мир есть событие, развернутое в непреходящую событийность, и в нем крайняя определенность сливается с неповрежден­ной целостностью бытия. В самой этой целостности есть своя незыблемая определенность, которая является способностью на — следовать изначаль­но заданному в существовании. Эта действительность у древних даосов называлась «таковым самим по себе», которое предвосхищает все вещи. То, что «само по себе таково», по Лао — цзы, есть самодостаточность осно­вы всего сущего и, одновременно, способ существования как на — следова­ния Неизбежному. И еще то, что «таково само по себе» есть стихийность, непредсказуемость жизни как таковой и тех действий, которые кажутся в  Истолкования человека и его потребностей в культурных традициях Древнего Востока основываются на идеи его изначальной принадлежности сакральному миру божественных сил, хотя последняя получает крайне различные трактовки. Именно поэтому в этих культурах повседневный срез жизни структурируется культом — культурным механизмом общения с трансцендентным, благодаря которому человек приобщается к божествен­ному истоку собственного существования. Практики ритуальной инициа­ции и похоронной обрядности, повсеместно распространенные в этих культурах, являются лишь частными примерами культовой формы суще­ствования человека. Для самосознания носителей этих культурных тради­ций типична невыраженность индивидуальности: отдельная человеческая жизнь предстает здесь в неразрывной связи с обществом, а духовно­телесные параметры существования открываются как находящееся в резо­нансе со всем существующим. Именно поэтому телесное самочувствие здесь лишено индивидуальной окраски (опыт тела сосредотачивается в со­циальных значениях жеста, осанки), а физиология получает спиритуальное

Комментарии запрещены.