Глав­ная антропологическая идея античности

Во-первых, античный человек есть в некотором смысле то, чем он не являлся, чем он только может и должен стать. Можно сказать, что — это идея постоянного становле­ния, осуществления человеческой природы. Естественно, необходима конечная цель — некое наилучшее качество возможное для гражда­нина, или благо И, во-вторых, существенной характеристикой человека является его очевидная и неизбывная телесность. Тело (soma) как термин представляет собой вид рода материи Материю же следует понимать не как некоторое свойство отдельных вещей, а как условие существования этих вещей, как их возможность и становление. Поэтому, тело не есть материя, но оно является носителем различного рода свойств. Тело также всегда становящееся, точнее является носителем становления («текуче-сущностного становления» в терминоло­гии А.Ф. Лосева). Именно это качество характеризует тело как живое, по­движное, целенаправленное. Такое качество тела издревле обозначалось греками термином «напряженность» А.Ф. Лосев в завершение сво­его фундаментального восьмитомного труда «История античной эстетики» попытался в формулировке раскрыть содержание античного понятия о теле это «субстанциальная потенция быть индивидуально нераздельным но­сителем текуче-сущностного и разнотипно уплотненного становления эйдоса». За основу рассмотрения античного образа жизни положим известное высказывание, которое по многочисленным свидетельствам было начерта­но на входе в дельфийское святилище: «Познай самого себя». Эту точку отсчета в исследовании античной жизненной установки в XX в. выбирает французский философ Мишель Фуко («Герменевтика субъекта», 1982), который детально разбирает значение этого призыва на примере платонов­ского диалога «Алкивиад».

Комментарии запрещены.