Индивидуализированный регистр

Исполнения потребностей человека обусловлен теми структурами его существования, что привносят в последнее динамику раскрытий. Это, прежде всего, желание и творче­ское сознание. Один из столпов европейской интеллектуальной традиции, классик греческой мысли Аристотель, раскрывая в своем трактате «Нико- махова этика» сознательность как способность решать, отмечал, что тот, кто лишь совпадает с какой-либо из известных манер существования, ведет «некую, не вполне человеческую жизнь». Мало кто из людей примирится со столь оскорбительной аттестацией — люди, к счастью, желают для себя вовсе не «некой», а достойной и полной жизни. А для этого необходимо уметь в общечеловеческих ситуациях — не говоря уже о специфичной ситу­ации творчества — отважиться на испытание, опыт проявления самостоя­тельной способности к решению. Именно благодаря ей человек переходит к индивидуальной постановке целей, что придает его потребностям непо­вторимую интонацию. Например, испытывая потребность в любви, мы можем ожидать от нравящихся нам людей тех действий, которыми радова­ли друг друга пребывающие в любовном пылу герои запомнившихся фильмов, литературных произведений. В этом ожидании мы имеем дело, конечно, с любовью, но только не с собственной. Возможен и иной сцена­рий. Прежде чем тиранить наших возлюбленных требованиями, мы можем задуматься, а для чего именно нам необходимо это эйфорическое чувство, можем попробовать дарить любовь в соответствие с понятым и посмот­реть, а нужна ли вообще окружающим подобная любовь, становится ли от нее мир лучше. Таким образом, можно сформулировать золотое правило человеческих потребностей: человек должен быть не носителем потреб­ностей, а их субъектом, что подразумевает корректировку общечелове­ческих стремлений самостоятельно сформированными целями.

Комментарии запрещены.