Изучение любой научной проблемы

Оно должно начинаться с понимания области, к которой она относится. Это очень разумное научное требование, запрещающее приступать к раскрытию предмета с формулировки его ос­новных свойств. Ведь давать формулировки можно совершенно произ­вольно, постольку в каждой науке действует правило: раскрытие общего контекста проблемы должно предварять ее определение, поскольку по­следнее зависит именно от понимания того поля, которому данная про­блема принадлежит. Так, например, зоолог начинает свое исследование животных с усвоения общих законов жизни, а юрист — не с перечня зако­нов, действующих в определенном обществе, а с понятия права вообще. Дабы избавить себя от ошибок в понимании наших главных проблем, не будем уклоняться от этого резонного научного требования. Мы изучаем потребности, но не в широком контексте всех свой­ственных для живого стремлений; объект нашего интереса составляют по­требности, характерные исключительно для человека. Поэтому сразу воз­никает вопрос — а является ли человек обладателем характерных только для себя потребностей и если да, то почему? С ответом на его первую часть прекрасно справляется здравый смысл, не прибегая к научному рас­смотрению. Всякому здравомыслящему человеку ясно, что человеческие потребности — это особые требования жизни, которые невозможно отождествить со стремлениями других живых существ. Конечно, чело­век наделен рядом потребностей, которые роднят его с животными. На то он и «первый зверь среди других животных», как утверждал глубокий мыслитель и тонкий натуралист Леонардо да Винчи. Но даже они, неот­ступно присутствуя в человеческой жизни, приобретают в ней особый ко­лорит, уникальные формы, которые ни в коем случае не позволяют спутать их с потребностями животных. Кто, скажем, видел животное, отказываю­щееся от еды из-за недостатка в ней специй

Комментарии запрещены.