Изучение потребностей человека

Этот вывод открывает путь для экзистенциально-феномено- логического введения в, в рамках которо­го их культурно-историческая многоликость выводится из различных сце­нариев игры одних и тех же актеров — сущностных черт человеческого бы­тия. В качестве введения в анализ человеческих потребностей данный под­ход наиболее подходящ, поскольку он удачно сочетает в себе реалистич­ность и теоретическую продуктивность. Его реализм состоит в признании, что потребности человека — это всегда культурно обусловленные запросы. Действительно, под нашими самыми, казалось бы, личностными желания­ми скрываются культурные образы и стереотипы. Мы, например, не хотим быть номинально любимыми, а требуем от любящих нас определенных слов и поступков, с которыми в нашей культуре или социальной группе связывается любовное переживание. Или, красота, к которой мы тянемся ради подъема душевных сил — это, как правило, не красота любой из суще­ствующих на белом свете прекрасных вещей, а красота, соответствующая понятию о прекрасном культуры, к которой мы принадлежим. Но человек — это существо, жаждущее и самоосуществления, что выражается в его стремлении к созданию отличий от всего известного культуре.
Иными словами, мы в своих потребностях не хотим полностью удаляться от коллектива, с которым связана наша жизнь, но мечта об уни­кальном опыте также не покидает нас.
Экзистенциально-феноменологическая антропология дает понятие о причине этой разнонаправченности человеческих устремлений — она кроется в особенностях основных характеристик человеческого бытия. В этом и состоит продуктивность экзистенциально-феноменологического подхода к потребностям человека. Входя в проблематику человеческих потребностей, мы будем держаться его, и начнем, таким образом, с выяв­ления взаимосвязей основных параметров человеческого бытия и сущ­ностных потребностей человека. На этом пути раскрываются и основные функции нашей дисциплины — то, ради чего, она вообще формирует знание о потребностях человека:

Комментарии запрещены.