Китайский язык

Он использует для обозначения понятия «магия» два иероглифа: более сложный по написанию и более поздний по происхожде­нию иероглиф «мо», который определяет отношение ученого сословия к магическим действам простонародья, тяготеющего к чудотворению. Дру­гой же, более древний и более простой иероглиф «у» имеет прямое отно­шение к магическим действам шаманского толка. Собственно, «V» означа­ет «шаманка» в отличие от имевших меньшее распространение шаманов — «си». Именно шаманка была призвана опосредовать связь между людьми и духами умерших, демонами, божествами и во исполнение своего предна­значения обладала даром вещать голосами обитателей мира мертвых и ми­ра духов. Обычно общение с духами предварялось экстатической пляской, которая доводила шаманку до состояния транса. Да впрочем, и сам иеро­глиф «шаманка» в своем древнейшем написании обозначает танец или же обрядовое телодвижение. Традиционная китайская литература предоставляет нам целый ряд примеров установления медиумической связи с миром духов. Это, во-первых, может быть явление в состоянии затянувшейся болезни некоего предмета, имеющего отношение к определенному духу. И тогда, уверовав в данного духа и его целительные силы, больная девушка исцеляется и де­лается шаманкой. Другой разновидностью подобной связи оказываются — «тун яо» («детские песенки»). Китайцы считают, что неустоявшаяся пси­хика мальчика в возрасте смены молочных зубов в наибольшей степени восприимчива в измененных состояниях сознания. Поэтому бессвязные песенки — речевки впадающих в транс отроков воспринимаются как выс­шее откровение и поэтому подвергаются тщательному исследованию и разгадыванию лучшими умами государства. Но при этом сами отроки — медиумы не осознают и не понимают ни смысла изреченного, ни происхо­дящего с ними.

Комментарии запрещены.