Культурно-историческая фактичность классической Греции

Данная установка во многом мотивирована. Согласно гипотезе крупного антико — веда XX века Ж.-П. Вернана мощная этическая направленность греческого мышления вышла из духа прямой демократии. В повседневном опыте гре­ков классического периода (V-III вв. до н.э.) естественным образом при­сутствует навык продумывания законодательного переустройства социума, который формируется в ходе постоянного размышления об общем благе. Кроме того, неотъемлемое от философии созидание спокойного безмятеж­ного образа жизни, равнодушного к любым воздействиям мирской суеты, тесно связано и с другим социокультурным обстоятельством греческой ис­тории. По мнению отечественного философа культуры М. Петрова, гео­графическое положение Греции привело к формированию пиратства как социального феномена греческого коллектива: пиратскими практиками ре­гулярно занималась часть народонаселения Греции, распространяя свои набеги при этом на соседних представителей греческого этноса. Для зем­ледельческой культуры, каковой и являлась классическая Греция, подоб­ный факт переживался крайне травматично, поскольку преимущество здесь оставалось на стороне нападающего. Философская проповедь истин­ной, апатичной к материальному достатку жизни возникает именно здесь, поскольку грекам был жизненно необходим непреступный бастион от пи­ратских вторжений. Поэтому основные умозрительные подходы к наилуч­шей организации потребностей человека возникают в недрах греческой жизни. Мы рассмотрим только начальные из них, проводя данное рассмот­рение совместно с реконструкцией тех антропологических заключений, на фоне которых они и были сформированы. Основания человекознания, суть ко­торого состоит в обнаружении за сложностью фактического человеческого опыта его универсальных (то есть присутствующих всегда и характерных для всех) условий возможности, закладывает основатель классической традиции античного мышления Сократ.

Комментарии запрещены.