Миф и потребности человека

Изначально человеческая реальность — это предмет истолкования мифа и воздействия культа. Несмотря на вариативность в деталях, мифоло­гии различных народов и развитые ими системы ритуалов удерживают в отношении к антропологической реальности сходную черту: человек для них — это реалия неотрывная от сакральных истоков всего существующего. Поэтому в их перспективе картина его потребностей ясна — они раз и навсегда предопределены божественными творцами. Именно об этой предопределенности повествуют на различный лад мифы. Вот почему раз­витие потребностей людей ритуальных культур происходит строго в соот­ветствие с рецептами мифа. Например, жители Новой Гвинеи центрируют свою жизнь на потребности в мореплавании и всем, что с ней связано (строительстве пироги — плота для выхода в море, ловли рыбы и пр.), по­скольку культурный герой их мифологии Аори начинал создавать челове­ческую реальность именно с плавания на пироге. Думать, что мореплава­ние для них является главным делом жизни, только потому, что на терри­тории их проживания больше решительно нечем заняться, ошибочно. Или, в мифологии лопарей медведь занимает почтительное место, он — посред­ник между миром людей и животных, которого создали высшие силы для напоминания человеку о превышающих его реалиях. Иными словами, ло­пари считают, что медведь — это просто очень сильный, находящийся бли­же к творцам человек и подтверждают свое убеждение многочисленными легендами, посвященными сверхвыносливости медведя, его способности вставать на задние лапы и схожести их отпечатков с нашими следами. От­сюда — та особая роль, которую играют в их жизни потребности в культе медведя, зоофагических медвежьих праздниках и в охоте на него. Это хо­рошо выражается в том, что сама охота на медведя выступает источником развития и иных потребностей.

Комментарии запрещены.