«Наплыв» аффектов и настроений

Он не только испытывает, но и способен некоторые из них культивировать, а некото­рые — избегать. Таким образом человек реализует обращенность к своей чувственности. Он не только пассивно усваивает все открывающиеся тео­рии, но и располагает возможностью выстроить альтернативу к какой-либо из них. На этом пути он осваивает свою обращенность к сфере знания. Но и шире. Даже в обыденных жизненных ситуациях человек присутствует как обращенность. Радуясь друзьям и сохраняя верность любимым, он раз­вивает способность обращенности к окружающим его людям. Осознавая необратимость собственных действий, вспоминая нечто или намеренно не­что забывая, он осваивает обращенность к своему прошлому. Говоря ина­че, способность обращаться к себе самому и всему окружающему есть по­стоянная черта человеческого существования. Живущее сознание, неудовлетворимое желание, культурная традиция, язык — вот ключевые условия для всего многообразия возможностей человеческой обращенности. Обращаясь к чему-либо, человек может соглашаться с происходя­щим, принимать его как единственно возможное, говоря условно, «раство­ряться» в нем. Но может выстроить к нему и контр-позицию, из которой любые закономерности предстают как подлинно чуждые, не проверенные в его собственном опыте. Данная позиция возможна вследствие присут­ствия в человеке способности отличения себя от всего происходящего, которая обнаруживается в форме его сознания. Ранее мы показали, что че­ловек дан себе только в возможности — ему необходимо обрести себя и применять бесконечное усилие ради сохранения этого обретения. Данный путь не исполним без сознания, поскольку, будучи самоконструированием, свободной деятельностью собственных полаганий, сознание высвобожда­ет ранее неизвестное и тем самым позволяет состояться уникальности собственного обладателя.

Комментарии запрещены.