Нравственная автономия как суть человеческой натуры

Развернутая Сократом проповедь добродетели как предельной цели всех человеческих действий, раскрывает. Мужество, спра­ведливость, благочестие и рассудительность — таковы универсальные ори­ентиры для человеческого действия, овладеть которыми возможно только в процедуре личностного мышления. Речь идет о следующих простых ве­щах: во-первых, доброе деяние невозможно без личного понимания «что такое хорошо, а что такое плохо» — ему невозможно обучиться с чужих слов, а, во-вторых, о содержании доброго поступка невозможно спорить — его одинаковым образом понимает все разумное человечество. Сократиче­ский парадокс наполненности мира трусами, подлецами и глупцами, не­смотря на внутреннюю присущность природе каждого человека доброде­тели, разрешается очевидностью трудности достижения знания о ней: в основании всех нелицеприятных человеческих устремлений лежит не­знание истинного блага, бороться с которым поистине мужественный Со­крат предполагал и после смерти В отношении нашего главного вопроса позиция Сократа сводилось к тому, что сущностно-человеческим стремлением должен быть проводимый посредством определенных техник напряжения душевных сил отбор «наилучшего» и обстоятельств «прибегания к нему». Именно знание наилучшей стратегии поступка в конкретной ситуации должно регулиро­вать все иные потребности человека. В опоре на данную максиму Сократ разработал целую систему коррекции человеческих устремлений, согласно которой, каждый профессионал должен стремиться к знанию сути соб­ственного дела. Например, политик, не осмысливший суть собственного занятия — справедливость, должен отказаться от управления другими, а ри­тор, не заботящийся об истинности собственных речей, и вовсе перестать быть публичным человеком. Позже данная максима знания блага и прожи­вания в соответствие с ней инициирует разработку этически-ориен­тированных моделей организации потребностей в эллинистических фило­софских школах (прежде всего, киниками, стоиками, эпикурейцами).

Комментарии запрещены.