Общечеловеческие склонности к доверию представлениям о мире

Чтобы реали­зовать его, мы должны изъять себя из условностей жизненных обстоятель­ств, наиболее непреодолимыми из которых, согласно Канту, выступают, злоупо­требляющим данными наших ощущений, эгоистическим поступкам и за­висимость нашего общего самочувствия жизни от присутствия в ней при­ятного. Будучи узником этих привычек, человек реализует исключительно животное начало, превращая собственный опыт в сменяющие друг друга обрывочные реакции на состояния окружающего мира. Но истина человека — это разрыв с обстоянием дел мира, самозарождение стратегий опыта, со­гласованных лишь с инстанцией внутреннего закона, позволяющего верить в существование Творца всех вещей, принуждающего к альтруистическим поступкам и пробуждающего нас к созерцанию чистых форм прекрасного. Абсолютность различия между недочеловеческим и подлинно человече­ским, детально проработанная Кантом, создала основания для усиления человеческой свободы, обесценивающей сколь угодно эффективные авто­матизмы опыта. Согласно этой теории, человеческий по существу образ жизни подразумевает собой борьбу против запускающихся только по инерции представлений о мире, поступков и чувств. Относительно же по­требностей на основании работ Канта можно заключить, что в большей ча­сти времени жизни человеком движет эгоистическая выгода и стремление к чему-либо приятному. Но такая определенность потребностей глубоко нечеловечна. Согласно мышлению Канта, все витальные потребности, реа­лизация которых вызывает чувственное удовольствие, и социальные по­требности, руководствующиеся достижением определенной выгоды, по сути своей животные.

Комментарии запрещены.