Отсутствие сознания у животных

Обосновывая, крупнейший этолог XX века К. Лоренц приводит пример с землеройкой куторой. На пути ку — торы устанавливают ранее отсутствующий здесь камень. В первый период проведения эксперимента землеройка, доходя до камня, поворачивает назад, но спустя какое-то время научается перепрыгивать через камень. После камень убирают, но землеройка так и продолжает совершать под­скок на привычном месте. Причем в попытке преодолеть отсутствующее препятствие, она из-за переизбытка усилия, сильно ударяется о землю, а затем, преодолев дальнейший короткий участок пути, она возвращается на место падения, чтобы, как комментирует ученый, при помощи исследова­ния зоны опасности «оправиться от шока». В отличие от землеройки, при­веденной в этом примере, человек, во-первых, способен свободно от внеш­него раздражения модифицировать поведение: например, ради достижения апатии, человек, подобно античным стоикам, способен разглядывать вкус­нейшие яства, чтобы затем от них отказаться; ради обретения вечной жиз­ни, человек по примеру христианских аскетов способен калечить соб­ственное тело, отменяя тем самым основной инстинкт самосохранения. Во-вторых, человек способен совершенствовать успешные программы по­ведения, тогда как животные, закрепляя таковые инстинктивно, просто воспроизводят их. Способность к бесконечному обновлению поведенческих моделей — результат действия сознания. Абсолютная свобода действия становится возможной потому, что сознание в собственной сути есть стихия спонтан­ности, область самозарождения смысла. Именно выношенный самим со­знанием, а не просто воспринятый извне смысл открывает новые возмож­ности действия. И причина здесь следующая. Созидая новые смыслы или переживая нечто хорошо известное как значимое именно для себя, человек обозначает свое присутствие в равнодушном потоке жизни.

Комментарии запрещены.