Представление о священном

Возникшее в сознании первобыт­ного человека, стало чем-то подобным религиозному инстинкту, который находит свое воплощение в виде многообразных религиозных представле­ний. Например, архаический человек выделял священные площадки для обрядов, священные области и эпохи, наподобие Времени Сновидений ав­стралийских аборигенов. В этом различении сакральных и профанных зон он устанавливал первичную временно-пространственную разметку ми­ра и таким образом удовлетворял свою потребность в познании.  В сознании архаического человека одним из наиболее первичных, простейших и всеобщих представлений является представление о всеоб­щей таинственной, могущественной силе, которая у меланезийцев называ­ется
«мана», у ироков — «оренда», у сиу — «ваконда», у алгонкинов — «ма­ни ту», у малайцев — «крамат», у аранда — «арунгкилыпа».
Эта сила при­суща как людям, так и вещам, как живому, так мертвому. Это представле­ние свойственно наиболее ранним ступеням развития человеческого со­знания. Поэтому научное определение дать им довольно трудно. Все, что сказывается на жизни положительно воспринимается архаи­ческим человеком как «мана», а что в ней запрещено фиксируется им как «табу». Табу, таким образом, оказывается чем-то вроде тени маны. Табу являются в определенном смысле правилами общественного поведения.

Комментарии запрещены.