Принятые в культуре формы переживания

Но человек, как мы показали ранее, не только транслирует слова и поступки. Спонтанность в струк­турах его бытия позволяет ему делать совершенно чудесные вещи — соче­тать слова по-новому, отваживаться на непривычные для окружающих действия и мысли.

Это великое преимущество человека — экспериментиро­вать с собой и окружающей его действительностью — привносит творче­ский запал и в сферу его потребностей. Анализ данной творческой вариативности целей и способов удовле­творения потребностей наиболее четко проводился в такой научной дис­циплине как философская антропология. Дело в том, что уже ее основате­ли поставили перед собой цель разработать тотальную теорию человека psag.ru, включающую в себя наряду с результатами позитивистского познания че­ловеческой реальности антропологические интуиции философского умо­зрения. Именно данный синтез, преодолевающий размежевания методов человекознания XIX века, позволяет разрешить первоочередной для нашей дисциплины вопрос — почему вообще человек наделен уникальными по­требностями и какова содержательно специфика последних?

Поэтому и начнем со сформулированных в границах данной науки выводов о природе потребностей. Центральным предметом изучения философской антропологии вы­ступала уникальность человеческого существования: представители дан­ной науки выявляли причины farmaci.ru, обуславливающие всецело эксклюзивную манеру бытия человека. Так, в стартовых для философской антропологии работах — «Положение человека в космосе» «Ступени органического и человек» Г. Плесснера (1928 г.), «Человек. Его природа и положение в мире» — человеческая уникальность опре­деляется в ходе сравнения с иными образами существования, присутству­ющими в органическом мире. И основные выводы данного направления исследований таковы:

Комментарии запрещены.