Привычное значение слова «культура»

Речь идет об общем основании, ко­торое еще надо высмотреть взглядом тонкого созерцателя, потому что для нас они утоплены во множестве Но среди этого множества значений исходное — «взращение души». Еще у Фрэнсиса Бэкона культура — «георгика души».-спасение. Спасение от потребительского отношения человека к миру, что, по мнению итальянского мыслителя Юлиуса Эволы, направлено на исчезно­вение человеческого в человеке, лишение его сущности, такое отношению имеет автоматический характер, работая по принципу болота человека за­сасывают его мысли, его воспоминания, его желания, его чувства, бифштекс, который он ест, сигарета, которую он курит, любовь, которой он занимается, хорошая погода, дождь, дерево, проезжающий автомобиль, книга. Поэтому, необходима отдача, ответное действие. И, прежде всего, такая потребность в культуре способна поддержать соразмерность свободы и ответственности в творческой деятельности человека, которая его возвышает. Мы поднимаем­ся благодаря подымающей нас силе, — скажет в XIII веке верный последова­тель Святого Августина Джованни Фиданца Бонавентура. Мы поднимаемся, потому что нас подымает некая сила. Поиск этой силы и есть потребность в культурном обрамлении собственной жизни. Иначе обстоит дело со «средним термином» культурогенеза, с тем, каким образом люди склонны актуализировать свои духовные потребно­сти, или что им задано в качестве внутренних искусственных пределов предметной реализации смысла деятельности. Эти пределы тоже представ­ляют собой пространство, в котором происходит культурогенез, но в то же время они ближайшим образом отличны от него, определяют его каче­ственную морфологическую динамику, образуя его особенный «хрониче­ский» круг. Номинально предметные носители областей культурогенеза и творческих потребностей неотличны друг от друга, однако, в реальности вторые непосредственно являются тем, согласно чему осуществляется диа­лектическое бытие первых.

Комментарии запрещены.