Проблемы палеопсихологии»

ученый, чтобы не употреблять термин «обезьяночеловек», предложил называть их троглодитидами. Это были существа прямоходящие, но бессловесные, независимо от того, изготовляли они орудия или нет; они заняли, по мне­нию Поршнева, экологическую нишу некрофагов (поедателей падали), по­скольку не могли конкурентно бороться за пищу с высокоспециализиро­ванными для охоты хищниками. Благодаря применению тяжелых и острых камней, троглодитиды стали высоко оснащенными раскалывателями, раз — бивателями, расчленителями крепких органических покровов. Тот же са­мый механизм раскалывания был перенесен ими и на сами камни для по­лучения лучших рубящих и режущих свойств. Поршнев прослеживает, как в популяции троглодитид от архантропов (древнейших из гоминид — иско­паемых человекообразных существ) отделились палеоантропы (древние гоминиды), усовершенствовавшие свою способность находить мясную пищу в самых разнообразных ландшафтах, жить в симбиозе с различными животными. Но и на них надвигался экологический кризис, связанный с колебаниями численности хищников и травоядных. Теория антропогене­за, таким образом, призвана объяснить, как именно произошло расхожде­ние (дивергенция) между палеоантропами (древними людьми) и неоантро­пами (людьми в собственном смысле слова). Главным отличием человека от животных Поршнев считал наличие второй сигнальной системы. Данное понятие было введено русским фи­зиологом И.П. Павловым в связи с тем, что мозг животного отвечает лишь на непосредственные раздражения (зрительные, звуковые и др.) или их следы; возникающие в результате этих ответов ощущения и составляют первую сигнальную систему. Человек же сверх этого способен обобщать при помощи слова бесчисленные сигналы первой сигнальной системы, при этом слово само начинает функционировать в качестве сигнала. Таким об­разом, вторая сигнальная система — это система речевых сигналов и осо­бая, свойственная только человеку форма высшей нервной деятельности.

Комментарии запрещены.