Развития в человеке греха

Из этого описания постепенного следует, что все без исключения страсти — и душевные, и так называемые телесные имеют свое средоточие в душе. Поэтому аскетическое отношение к та­ким, казалось бы, телесным способностям, как питательная и половая, определяется, прежде всего, как отношение к явлениям, происходящим из душевной жизни. Следовательно, «телесные страсти» никоим образом не могут быть объяснены в своих главных особенностях из одних только обычных телесных потребностей, которые служат страстям только пово­дами: важнейшую роль в формировании страстей играет душа. Итогом этого становится так называемая противоестественность страстей. Этим же определяются и способы борьбы со страстями — своеобраз­ное удовлетворение потребностей. Поскольку нападение страсти двояко и осуществляется одновременно на тело и на душу, то и сопротивляться этому вторжению следует двояким образом. Победу в данном случае нель­зя одержать без совместной борьбы тела и души. К примеру, одного телес­ного поста недостаточно для приобретения или же сохранения совершен­ной чистоты целомудрия, даже если он подкрепляется аскетическим упо­треблением телесного труда и рукоделия. Такому посту должно предше­ствовать сокрушение духа, его должны сопровождать постоянная молитва и продолжительное размышление об истинах Священного Писания, в свою очередь, соединенные с духовным разумением. Но, прежде всего, в осно­вание поста должно быть положено истинное смирение. Именно оно явля­ется основным духовно-аскетическим средством. Поэтому человек, доселе принимавший вкусную и хорошо приготовленную пищу, нисколько не бу­дет огорчен и не станет испытывать неприятного состояния при замене пищи на значительно худшую или при временном ее отсутствии.

Комментарии запрещены.