Самообнаружение, самообозначение на фоне самодостаточной полноты

И это суще­ствующего достигается за счет активности сознания, поскольку именно на этом уровне мы можем всецело распоряжаться вещами — считать одни ко­лоссальными, а другие — пустыми, выкидывать нечто «из головы» в силу обнаружения его глупости и заполнять открывшейся вакуум самостоя­тельно рожденными мыслями. Несомненно, человек застает собственное сознание уже «наполненным» рядом произведенных культурой смыслов (например, мы понимаем, что телевизор — для просмотров фильмов, а не просто тумбочка для цветов; микроскоп — для биологических, но не для забивания гвоздей и т.д.), но сам волен решать, что именно с этими смыслами делать. Реальность живущего, то есть зависящего от нашей пер­сональное, сознания проявляется в ситуации творческого переопределе­ния известных культуре смыслов. Эту реальность живущего сознания предельно описал основатель но­воевропейской философии французский мыслитель XVII столетия Рене Декарт. Сосредоточив собственное исследование на вопросе «что есть подлинно очевидного в нашем существовании? Каковы основы существо­вания, всегда и всем способные с очевидностью продемонстрировать, что мы действительно есть!», Декарт сталкивается с независимостью нашего телесного опыта от нас самих. Действительно, при внимательном исследо­вании характера и происхождения связанных с телом феноменов мы мо­жем увидеть, что рецепцию фальсифицируют наши органы чувств, мото­рику определяют инстинкты и аффекты, а кинестетический стиль обуслав­ливает культура. Иными словами, в большинстве присущих себе проявле­ний тело живет своей собственной жизнью; постольку невозможно с одно­значностью утверждать, что наше существование сосредоточено в нем. Именно поэтому Декарт, движимый волей к истоку очевидности человече­ского существования, постулирует, что тот, кто хочет достичь крепких ос­нов собственного существования, должен присмотреться к себе вне телес­ной данности.

Комментарии запрещены.