Социокультурные обстоятельства возникновения и цели позитивно-научных методов человекознания

Как мы увидели, классическая европейская метафизика выделяла спиритуальный компонент человека, связывая его на различный лад с осуществлением возможностей самосознания, нравственным поступком и и бесконечным расширением знания. Но век Просвещения со своим лозун­гом обращения всего человечества к «естественным истинам» разума, зна­нию самоочевидных «естественных законов» устройства мира выступил эпохой упрощения мысли. Под обаяние этой просвещенческой логики, а вовсе не классической метафизики, и попало зарождающееся позитивно­научное человекознание XIX века — просвещенческий поиск простых и общезначимых закономерностей мира был спроецирован на человека. Конечно, остается вопрос о мотивах подобного предпочтения — их следует искать в самой реальности этой эпохи. Как показал современный французский мыслитель М. Фуко, в XVI веке рождается, а в XVIII веке по­всеместно распространяется новая форма социального порядка — дисци­плинарное общество, с пристальностью выслеживающее мельчайшие по­веденческие отклонения. Этот механизм действует не по привычному для традиционного общества принципу суровости запрета (когда недозволен­ное устраняется, выводится за пределы социума), а в форме детального анализа отклонений, их количественных и причинных исследований. Про­ект позитивных наук о человеке вызревает в этом социальном контексте исправления всего выходящего за норму — свойственная им установка не­существенности исключений можно интерпретировать как одно из практи­ческих решений общесоциального требования нормализации. Иными сло­вами, социальная организация, не исключающая, но корректирующая «не­правильные» поступки, слова, тела, требовала надежной аргументации распространяемых собой норм — ее предоставило новое научное знание о человеке, производящее такого рода истины, которые выставляют за наиболее сущностные проявления человека некоторые усредненные образ­цы его мышления и поведения.

Комментарии запрещены.