Субъект действия и мысли

Теперь попробуем понять, что представляет собой этот «я сам» (autos), о котором, согласно М. Фуко, необходимо заботиться достойному гражданину полиса. Иначе, речь должна идти о («упражнения») и об объекте заботы в античной культуре. И тут мы уви­дим, различными авторами используются различные термины для обозна­чения субъективности, но не все они подходящи. В европейской культуре возникает понятие, ставшее довольно значи­тельным и приведшее к странным последствиям будучи вульгарно исполь­зовано, — это понятие о личности (prosopon). Понятие, обозначающее оче­видное наружное в предмете. В отношении термина «prosopon» существу­ют различные точки зрения. Приведем таковые некоторых выдающихся отечественных филологов и мыслителей. Личность как субъект предстает перед нами в трудах Алексея Ф. Ло­сева. Но он отвергает всякую связь греческого prosopon и «личности», понимая именно последний термин как выражение понятия о субъекте. По А.Ф. Лосеву, греческое «prosopon» не может переводиться как «личность» потому, что обозначало театральную маску: термин «prosopon» передает самые внешние, поверхностные характеристики человека, что не соответ­ствует понятию о личности и субъекте; но, кроме того, в античной литера­туре часто упоминание множества «просопонов», личность же едина. Латинские «персона» и «индивидуум» также не отвечают требованию схватывания субъективности в понятии: индивидуум, например, обознача­ет лишь неделимое и в этом смысле ближе греческому «атому». Вкратце все вышеизложенное А.Ф. Лосев формулирует в виде самостоятельного принципа внеличностности античной культуры. Иным словами, по А.Ф. Лосеву, греки вообще не имели понятия о личности (субъекте). Но в этом качестве выступали термины, обозначающие чувственное, осязае­мое, видимое — тело.

Комментарии запрещены.