Святые отцы Церкви

Они утверждают, что добро, религиозно­нравственное совершенствование с целью достижения единения с Богом, вполне естественное для человека состояние, ибо оно соответствует самой идее его устроения и первоначального предназначения. Ведь человек, бу­дучи не просто творением Всеблагого Бога, а Его «подобием», изначально отмечен чертами совершенства. Кроме того, человек имеет и вполне дей­ствительную способность к теснейшему мистическому единению с Богом. Не осуществляется же это единение только потому, что человек подвержен страстям, сообщающим ему ложное и превратное направление всей его жизнедеятельности.

Отсюда следует самое главное аскетическое правило — подвизаться против всякой страсти, пока не будет достигнута цель благочестия. Итак, бесстрастие служит началом и основанием добродетельной жизни — надо выйти из ветхого мира страстей и вступить в новый мир духа. Поэтому по­давление, искоренение «страстей» составляет преимущественное содержа­ние и непосредственную цель аскетического подвига. Все разнообразные подвиги, говорил основатель монашества св. Антоний Великий, имеют целью достижение здоровья души, освобождение ее от «страстей». «Стра­сти», таким образом, оказываются предметом самого внимательного, со­знательного наблюдения подвижников-аскетов. Отсюда столь всесторон­няя, широкая и глубокая разработка психологических данных, входящих в сам объем понятия «страсти». В качестве одного из главных источников так называемого «прпражения» страстей или «помыслов» называется воз­действие на человека чуждой ему, враждебной демонской силы. При этом, если обыденный человек, мирянин, может просто не заметить этого самого «приражения», то на высших ступенях религиозно нравственного разви­тия оно, пусть даже в виде простого позыва к свершению злого дела, со­знается уже и чувствуется как величайшее страдание или же мучениче­ство.

Комментарии запрещены.