Теории происхождения праязыка

Существуют и другие, так, датский лингвист О. Есперсен распределил их на несколько типов, согласно кото­рым речь возникла: 1) из подражания звукам окружающего мира, особенно крикам животных; 2) из инстинктивных звуков, вызванных болью, зло­стью, радостью и пр. чувствами и эмоциями; 3) из реакций человека на окружающий мир, из «речевых жестов», отражающих этот мир некоторым образом (напр., при произнесении слова «мама» артикуляция имитирует движение губ при сосании); 4) из ритмических выкриков, производимых человеком при совместной деятельности; 5) из звуков, связанных с игрой и песней. Теории первого типа (подражательные) становятся перспективными, если подражание (имитация) должно иметь особую человеческую (или предчеловеческую) цель, поскольку, например, у птиц, среди которых ши­роко распространен феномен пересмешничества, речь из подражания не развивается. Значение третьей теории, как и первой в ее исходном виде, весьма ограничено. Настоящий человеческий знак, знак в собственном смысле слова должен быть переводимым, подлежащим обмену и при этом немотивированным.

Инстинктивные звуки вообще относятся к области первой сигналь­ной системы, то есть к области биологической, а значит, не могут служить основанием второй сигнальной системы. Игровая теория, может быть, и не вполне лишена оснований. Не слу­чайно Й. Хейзинга, изучив роль игрового поведения, предложил называть человека «Homo ludens» («Человек играющий») вместо «Homo sapiens» («Человек разумный»), В. Тен отмечал, насколько человеческое пристра­стие к играм и игровому поведению вообще, которое проявляется во мно­гих ситуациях, контрастирует с поведением животных. Взрослый человек в гораздо большей степени ребенок, чем взрослый волк или олень, кошка или собака. Игривость, сравнимую с нашей, проявляют только дельфины в бассейнах. Индивид, абсолютно лишенный этого начала, подчеркнуто неинфантильный, навязчиво серьезный — это не норма, а патология; по­добная особь была бы нормальной среди животных, но не людей. Значит, человеческая потребность в игре может быть связана с человеческой же потребностью в речевом общении.

Комментарии запрещены.