Творчество

Оно  способно в очевидных явлениях раскрыть то, что лежит за ними — смысл экзистенциальной ситуации — состояния богооставленности, «страха и трепета» перед миром. Это состояние хорошо выразил Блез Паскаль, воскликнув: «Эти бесконечные просторы меня ужасают!». Если человек не откликается на «зов бытия» (зов совести), если существование человека «схлопывается» до существования, как его определил немецкий философ Мартин Хайдеггер — «das Man» (безликое Оно, анонимный, по­вседневный человек) , если единственной ценностью и потребностью становится собственное здоровье, то тогда и творчество сводится к нахож­дению все новых средств и механизмов улучшения жизни индивида, поис­ка новых, более изощренных способов удовлетворения инстинктивных по­требностей. Сведение диалектики бытия до комфортного проживания и со­здание иллюзии настоящей жизни ведет к утрате истинных смыслов жиз­ни, а в творчестве исчезает
символическое измерение, наличие которого — условие возникновения процесса образования ценностей и потребностей в культуре. Как только этот мотив ослабевает, творчество лишается своего светоносного стержня, происходит убыль бытийного статуса, оно транс­формируется в заурядную креативность, являющуюся уделом представи­телей офисного планктона, а человек несется к пропасти существования — прозябания в режиме «das Man». Своим «das Man» Мартин Хайдеггер ума­лил, снизил анонимного, повседневного человека, о котором точно сказал Вильям Шекспир одной строчкой, а больше невозможно, да и не о чем: «Что значит человек, когда его заветные желания — еда да сон? Животное — и все!». Надо заметить, что «das Man», в отличие от другого, казалось бы, элитарного определения существования человека в позиции «Dasein» (настоящее и истинное присутствие в мире), не является бытием опреде­ленной группы «падших» людей, а это жизнь любого человека, погружен­ного в комфортность и благополучие повседневного проживания в окру­жении знакомых и обыденных вещей, не требующих онтологических уси­лий и перемен. Если подвести итог, то можно заключить, что пропасть, которая раз­деляет человека и бытие, не бездонна.

Комментарии запрещены.