Учение древних

Согласно утверждению автора трактата «Чжуанцзы», в входили такие положения, как требование постоянной готовности к неожиданным бедствиям, исправления всего по плотничьему правилу и с помощью туши, наставление не приучать молодое поколение к роскоши, расточительству и блеску. И вот, Моцзы, услышав о наставлениях по­добного рода, стал проводить их чрезмерно строго. Он провозгласил отказ от музыки, пения и одевания покойных, наименовав это бережливостью. То есть идеалом монета был своеобразный аскетизм и хотя «Моцзы воистину лучший из [людей] Поднебесной, и [другого] такого не найти», сам он в итоге «иссох, как сухое дерево», да и «монеты последую­щих поколений лишь состязались друг с другом, изнуряя себя в труде [до тех пор, пока] не стирались волоски на икрах и пушок на голенях», ибо именно до такой степени изнурения себя в трудах ради Поднебесной довел себя, по утверждению Мо — цзы, усмиритель потопа Сын Неба Юй. Как утверждает известный отечественный синолог В. Малявин учение  уходит своими корнями в представления архаической эпохи и в то же время оно вобрало в себя опыт конфуцианства и свободных мыс­лителей — моистов и софистов. Основным стержнем этого учения является проблема «естественной», не определяемой никакими понятиями истины человеческого существования, которая есть также всеобщий Путь миро­здания (то есть, собственно, «Дао»), Этот вопрос в даосизме ставится с предельной заостренностью и тем самым естественность жизни противо­поставляется искусственности общественных установлений. Преимуще­ство в даосском учении отдается насущным и непредуказанным свойствам бытия.

Комментарии запрещены.