Уникальность человека

Эта черта выражает онтологическую, то есть характеризует его как реализатора не имеющей аналогов стратегии суще­ствования. Подобная специфика человека обусловлена тем, что значение его существования (существования не в смысле родового признака всех представителей человечества, а факта присутствия в мире конкретного Я) всегда дано только в возможности, исполнение которой неизбежно пред­полагает личное волевое усилие. Конечно, благодаря длительной традиции философии мы знаем различные трактовки формального устройства наше­го бытия, но все они сообщают лишь об его принципах, неотъемлемых чертах, реализацию которых каждому предстоит провести по-своему. Иными словами, каждый человек — это потенциально неповторимое существование, сделать действительным которое невозможно на путях внешних привнесений. Поэтому сворачивание с дорог культурной тради­ции, сиротство (в смысле одиночества) в жизненно важных решениях и стремление к чистоте самообладания являются необходимыми условиями раскрытия нашей человечности. Предельно выразительно описывает дан­ное положение дел аргентинский писатель X. JI. Борхес в стихотворении «Превосходство невозмутимости»: «Тихий как тень прохожу сквозь давку неутолимой спеси  … Молю не о вечных красотах — о верности духу, и только  О строке, подтвержденной дорогами и сиротством Сытый до­сужими клятвами, иду по обочине  жизни неспешно, как путник издалека, не надеющийся дойти». Вышеприведенные строки Борхеса органично вписываются в экзи­стенциальную традицию европейской метафизики, к которой мы обраща­лись в предыдущем параграфе. Мыслителям этой традиции открылось, что то бытие, которое проживает человек, для него самого является вечной за­гадкой, некоторой неизвестной территорией, строение и предназначение которой невозможно понять, шествуя по намеченным дорогам. Отсюда следует вывод: действительно заботящийся о себе человек предстает в ро­ли картографа собственного существования — он пробует наметить марш­рут собственным действиям сам.

Комментарии запрещены.