Вторая сигнальная система как необходимый параметр челове­ческого существования

В свое время Б.Ф. Поршнев подверг настойчивой критике понятие ретардации — врожденного недоразвития у человека системы наследствен­ных инстинктов. Советский палеопсихолог доказывал, что отнюдь не из­начальная «свобода» человека от врожденных инстинктивных реакций на определенные ситуации позволила ему выйти за пределы жесткой биоло­гической предопределенности, управляющей существованием иных жи­вотных видов. Переход к словесно и социально обусловленным реакциям стал возможен благодаря регулированию высшей нервной деятельности посредством второй сигнальной системы.

Как уже говорилось, вторая сигнальная система — это не просто си­стема тех звуковых сигналов, которые мы произносим и слышим, но и ра­бота головного мозга по обобщенному отражению явлений и предметов. Конечно, мышление, сознание, воля, личность — это вовсе не иные наиме­нования речевой функции, но ее сложные производные. Животное может многое «открыть» в вещах сверх взаимосвязи простых компонентов, например, отношение их величин или светлости, но его встреча с новыми аспектами предметов всегда ограничена узнаванием «того же самого» под изменившейся видимостью. Изобретать же, то есть предвосхищать несу­ществовавшее прежде, оно не в силах, поскольку подобная способность обусловлена наличием второй сигнальной системы. Итак, человек выбирает сознательную цель, дает самому себе внут­реннюю инструкцию (подчиняется ей, а не инстинкту), открывает что-то новое; при этом важно, что он общается с себе подобными. Благодаря по­следнему обстоятельству мозг человека превосходит мозг животных не только количеством нервных клеток, величиной и сложностью взаимосвя­зей между ними. Работа каждой такой системы, то есть мозга, должна быть возведена в огромную n-ную степень, будучи помножена на работу пред­шествовавших и окружающих человеческих мозгов.

Комментарии запрещены.