«Выключения» диктатуры тела

Посредством операции временного («я буду рассматривать себя как существо, лишенное рук, глаз, плоти и крови, каких-либо чувств: обладание всем этим, стану я полагать, было лишь моим ложным мнением»*’), Декарт обнаруживает тот слой нашего существования, который не созидаем без нашего усилия. Это реальность сознания. Ее событиями становится именно то, на чем сумели задержаться мы сами: «картины» восприятия, воспоминания, фантазии, переживания, мысли невозможны вне проявления нашей душевной активности. Эти «со­стояния» души мы формируем самостоятельным образом, замечая, вспо­миная, фантазируя, желая нечто. Данное сцепление событий сознания с нашей неотъемлемой в них задействованностью приводит Декарта к выводу, что в сфере сознания мы всегда самостоятельные участники, а не пассивные зрители, что оно всегда есть наше самопроявление. Очевидность нашей абсолютно не зависящей ни от чего другого активности в жизни сознания позволяет Декарту заклю­чить, что именно его проявления представляют гарант того, что мы не ме­рещимся себе, не галлюцинируем собой, а действительно есть. Иными сло­вами, «… если я забуду то, что от меня, то не будет и ничего другого … » именно так советский философ М. Мамардашвили прокомментировал картезианское осмысление очевидности. Итак, сознательная активность является одной из основ нашей чело­вечности, поскольку, несмотря на наличие в сознании пассивного слоя приходящих извне ощущений, именно в его сфере мы свободные творцы. Только приходя в сознание, человек способен посмотреть на мир действи­тельно собственными глазами, не рассеивая собственный взгляд во внеш­них созвучиях и привязанностях.

Комментарии запрещены.