Явление суггестии

Вернемся к (внушения), о котором уже шла речь в предыдущем параграфе. Поршнев полагал, что прямое влияние на дей­ствия адресата речи в форме суггестии — это самая глубокая и элементар­ная основа речевой деятельности. При этом суггестия не может быть по­буждением к чему-либо, чего прямо или косвенно требует от организма первая сигнальная система. Поршнев считает, что предок человека, прежде чем обрести настоящую речь, «разговаривал» со всевозможными иными животными, применяя суггестию, а затем суггестировал себе подобных.

Согласно Поршневу, наши предшественники, не владея суггестией, не могли бы спуститься на землю с деревьев или скал, ибо они были бы съедены. Вероятно, предок человека спасался от опасных видов благодаря тому, что использовал их природных антагонистов и конкурентов, а также разделы охотничьих участков между представителями одного вида (суще­ствовал «пристроившись» к одному хищнику и потому не опасаясь сосед­них). Но кроме всего прочего он суггестировал животных, точнее приме­нял к ним интердикцию (см. параграф 2.1.). В современной человеческой речи в отличие от звуков, издаваемых животными, господствуют звуки, производимые струей выдыхаемого воздуха; животные, напротив, как пра­вило, используют вдыхаемую струю. Но человек тоже применяет эти «ин — спираторные» шумы: во всех человеческих языках такие звуки присут­ствуют в качестве междометий или обращений к животным. Это дает ос­нование считать такие звуки остатком ранней суггестивной стадии разви­тия речи. Итак, еще не будучи людьми, наши ближайшие предки смогли освоишь новое, не свойственное животным, средство удовлетворения своих потребностей — суггестию.

Комментарии запрещены.