Язык как структура человеческого существования

В предыдущем разделе мы показали, что человеческая жизнь — это всегда жизнь в захваченности культурной традицией. Для человека ника­кая естественная жизнь невозможна — даже убегая от культуры (ведя жизнь отшельника, предпочитая коммуны, закрытые от воздействия больших культурных миров), он берет с собой определенные культурные навыки. И существует среда, попав однажды в которую, человек уже не сможет ни­когда ускользнуть от культуры. Это язык. Речь идет об особой проявлен­ности языка — о совокупности повсеместно используемых в культуре кано­нов выражения. Под последними имеются в виду способы построения вы­сказывания, которые своей определенностью задают наше понимание ве­щей и как следствие — и отправляемых в отношении них действий. Они пе­редают значения, которые культура предписывает вещам и событиям. По­этому в результате их научения человек осваивает известные его культуре стратегии понимания и использования вещей, модели трактовки и отноше­ния к событиям. Но язык — это не только воспроизводство установленных способов высказывания. В той его форме, которая дана человеку, он допускает и по­строение новых. Это продуктивный момент языка. Именно им человече­ский язык отличается от сигнального кода животных, для которого харак­терны «постоянство содержания, неизменность сообщения, отнесенность к одной единственной ситуации, неразложимость сообщения, однонаправ­ленность его передачи». Коммуникационная возможность животных ограничена заранее сформулированными откликами на типичные ситуа­ции. Подобной рамки для человеческого языка не существует. Человече­ское высказывание не привязано к определенной ситуации.

Комментарии запрещены.