Желание как структура человеческого существования

Структура желания с осевым параметром нехватки
также задает специфику человеческой расположенности в кругу повседневной жизни и в целостном пространстве культурной традиции. Жизнь животного не зна­ет ничего кроме тех нужд, к которым его предопределила природа. Именно поэтому желание для животного непроблематично: каждая единичная особь транслирует через себя общие потребности вида. Человек же являет­ся парадоксальным обитателем природы. Имея в своем существовании ряд биологических зависимостей, он всегда пытается заглянуть за их границы. Поэтому человек, во-первых, никогда не обретает удовлетворенность, исполнив требования своих животных позывов, а, во-вторых, зачастую не обретает успокоенности и во вполне благополучной,
исходя из общих представлений культуры, жизни. С тем, что требуется человеку, дело об­стоит, как описано в известных стихах А. Тарковского: «Все, что сбыться могло, мне, как лист пятипалый,  прямо в руки легло. Только этого мало.  … Жизнь брала под крыло,  берегла и спасала, мне и вправду везло.  Только этого мало».

Все эти моменты обусловлены спецификой человеческого желания, структурной характеристикой которого выступает непреодолимая неудо­влетворенность наличной средой. Это означает, что желание лишь в той мере является человеческим, в какой стремится к тому, чего еще нет в ми­ре. По словам современного русского мыслителя Н.Б. Иванова: «Если для нас не имеет значение то, с чем мы на самом деле не встретимся, для нас вообще ничего не имеет человеческого значения». Аналитики неудовлетворимости человеческого желания в рамках устоявшихся в культуре стра­тегий действия Ф. Ницше, Ж.-П. Сартр, А. Камю, показывали, что именно этот параметр делает возможным появление в мире чего-то нового и тем самым выступает, по сути, условием творчества.

Комментарии запрещены.